Общее·количество·просмотров·страницы

среда, 25 марта 2015 г.

Рогнеда-Горислава. Миф, ставший легендой

Отрывок из новой книги
ПАВЛА  ПРАВОГО
"Владимир. Крещение ложью"

Укрепившись в Новгороде, Владимир стал искать союзников в самой Руси. Первым, к кому он обратился, был князь полоцкий. Здесь имеем очередную сказку, которая, собственно, и легла в основу общепринятого убеждения в «рабском» происхождении Владимира.


В Лаврентьевской летописи, которую очень любят наши историки, сказано, что Владимир послал
«… к Рогволоду в Полоцк сказать: «Хочу дочь твою взять себе в жены». Тот же спросил у дочери своей: «Хочешь ли за Владимира?». Она ответила: «Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка» [142].
Вся эта сцена выглядит очень сомнительно. И дело даже не только в том, что здесь (первый и единственный раз) Владимир назван сыном рабыни. Подумаем, могла ли Рогнеда так ответить? На том уровне, на котором находились Владимир, Рогволд, Ярополк, Иоанн Цимсхий, Оттон I браки – дело политическое. Ни о каком хочу-не-хочу речь не шла. Надо – выдадут и за раба, и за конюха; за кривого, горбатого карлика. И никто бы хотения княжны не спросил. Как не спрашивали хотения принцессы Анны, выдавая за Владимира. Как не спрашивали хотения Евпраксии Всеволодовны, выдавая за гомосексуалиста и извращенца Генриха IV. Как не спрашивали царицу Грузии Тамару, сочетая с содомитом и моральным уродом Юрием, сыном Андрея Боголюбского: государственный совет вынес решение и ей привезли мужа, которого она до этого никогда и не видела.
Ипатьевская летопись несколько более реалистично описывает этот случай, однако в целом не отклоняется от «генеральной линии», отказываясь лишь от фантастического тезиса о «рабском» происхождении претендента:
«…и послал [отроков] к полоцкому князю Рогволоду, говоря: «Хочу взять дочь твою в жены». Он же спросил у дочери своей: «Хочешь ли за Владимира?» Она сказала: «Я не хочу разуть Владимира, а Ярополка хочу» [26].
На самом деле в уста княжны вкладываются слова самого Рогволда. Из уст женщины еще кое-как можно принять аргументацию ее отказа на уровне хочу-не хочу. А если бы Владимиру отказал князь полоцкий, надобно было бы объяснять причину. А причина тут, друзья, очевидна и для Владимира не очень лестная: Полоцк в конфликте между Владимиром и Ярополком встал на сторону законного Великого князя Киевского.
Очевидно, что в разгоревшейся гражданской войне претензии Олега и Владимира были, мягко скажем, не совсем законны. Нет сведений о том, чтобы кто-то их числа славянских князей встал на сторону Владимира. А князь полоцкий – случай особый. Известно, что он пришел «из-за моря», т.е. был, скорее всего, варягом, которого полочане наняли на княжение. Соответственно, как правитель, не имеющий полной власти, он был вынужден чутко прислушиваться к пожеланиям местной элиты. А местная элита – кривичи. Которые известны
«…этнической обособленностью <…> от остального русско-славянского мира» [143].
В условиях усобицы между наследниками Святослава, требовалось Русь спаять, сбить в единое целое, пусть не моноэтническое, но – имперское государственное образование. Так что, если и было сватание Владимира, то отвечала ему вовсе не княжна; не Рогнедь несла чушь о «робычиче», которого ей противно «разувать». Отказ шел от князя. И этим отказом элита Полоцка давала понять Владимиру на чьей она стороне. В принципе, историки так и считают:
«Можно предположить, что Владимир искал союза с Рогволдом, от которого зависел исход грядущей усобицы, в предстоящей войне с Ярополком и залогом этого союза должна была стать свадьба новгородского князя с Рогнедой. В связи с этим, отказ Рогнеды и упоминание о ее помолвке с Ярополком воспринимается как свидетельство тесных политических связей, существовавших в то время между Полоцком и Киевом» (там же).
Правда, параллельно продолжают рассказывать изумленному народу сказания о «робычиче»…

***
Борьбу за Киев Владимир у Ярополка выиграл. Очень важную роль в этом сыграли наемники из числа варягов и другого сброда, набранного в Европе. Этот ситуативный союз, кроме власти над огромной страной, принес Владимиру и большие проблемы, о которых мы будем говорить ниже.
Причину поражения Ярополка летописец видит в предательстве. Якобы, некий воевода по имени Блуд, который, замыслив предательство, давал князю плохие советы, что и привело его к поражению и смерти. Интересно, задавался ли кто вопросом, почему рядом с Ярополком вместо Свенельда вдруг оказывается никому не известный воевода из варягов? И почему это у варяга такое славянское имя, да еще и звучит почти так, как в Руси издавна называли гулящую женщину?
Оказывается, друзья, тут – шифр. Слово «блуд» само по себе интересного происхождения (пер. с украинского наш, - П.П.):
«По легенде, Блуд - это сброшенный Богом с неба злой дух (слуга Сатаны), который не успел приземлиться и завис в воздухе после того, как Бог сказал «Аминь». Поэтому блуд цепляется к каждому прохожему, случайно прикоснется к нему. Может приять вид птицы, женщины, мужчины, кота, собаки, света и т.д. Чаще всего «подстерегает» на путника на распутье. Вцепившись в человека, блуд водит его до полного изнеможения на одном месте или заводит в болото, воду или другую пропасть…» [144].
Интересно, правда? Еще боле интересным было бы выяснить, как же на самом деле звали этого «блуда», который привел оказавшегося на политическом распутье Ярополка к пропасти?                    
Может, так летописец обозвал Свенельда, предавшего своего властелина? Но большинство ученых склоняются к тому, что тот умер в период между 978 и 980 годом. Аргумент? В летописи более не встречается его имя. Ну, а если он действительно зашифрован под «Блуда»? Тогда возникает вопрос, что подвигло старого боярина на страшное предательство?
А причина должна быть очень веской. Неужели дело в том что, как считают отдельные исследователи, Ярополк начал склоняться к приведению Руси под христианство Римского обряда (отсюда и союз с Оттоном I), и Свенельд решил воспрепятствовать этому? Но какое дело было язычнику (нас же убеждают в том, что Свенельд – язычник) до «разборок» между христианами?
Татищев утверждает, что Свенельда убил Владимир после захвата Киева. Зачем, если Свенельд и есть Блуд? В качестве благодарности? Язычник зарезал язычника, который помог зарезать христианина? Убирал свидетеля? Вот это – вряд ли. Свенельд был слишком важной фигурой в Руси, он давно уже являлся носителем важнейших государственных секретов; он был опытнейшим политиком и военачальником. Главное, у него была собственная мощная «команда», которая вряд ли безучастно наблюдала бы, как варяги режут уважаемого варяга по команде какого-то байстрюка-полукровки. Тайна тут великая есть…
На наш взгляд, причина всех инсинуаций вокруг убийства Ярополка состоит в том, чтобы: а) списать все преступления на варягов, очистив, таким образом, имя Владимира от «каиновой печати», что, несомненно, мешало его производству в «равноапостольные»; и – б) заменить откровенной белибердой о «Блуде» настоящую информацию о той усобице.
Иначе пришлось бы объяснять, каким образом «дикая языческая Русь» вдруг сподобилась стать важнейшим субъектом тогдашней геополитики; почему с язычниками якшались германский император, болгарский царь, правители Великой Моравии, Польши ect. Надобно было бы, к примеру, детально изучать личность «грекини», на которой был женат Ярополк: кто она, откуда, когда состоялась свадьба, какую политическую цель преследовал этот брак. Вместо этого можно рассказать доверчивому плебсу о том, что жену сию Ярополку презентовал Святослав. Ко дню рождения, так сказать:
«У Ярополка же была жена гречанка, - [ранее] же была она монахиней, привел ее отец его Святослав и выдал ее за Ярополка, красоты ради лица» [26].
Какая уж тут геополитика! Какие династические браки! Дикари женятся «ради красоты лица». Вот и Святослав решил женить наследника по этому принципу, предварительно, естественно, сам попользовавшись красавицей. Сплошные эстеты великим Киевом правили!
А еще очень удобно эту безродную никому не известную «грекиню» сделать матерью Святополка, того самого, на которого впоследствии списали убийство Ярославом братьев Бориса и Глеба, обозвав «Окаянным». Главное – опять-таки пятно братоубийства не лежит на семье Владимира, ибо Святополк оказывается вообще не его сыном:
«Владимир же стал жить с женой брата, гречанкой, и была она беременна. От нее он и родился Святополк. А от греховного корня - злой плод бывает. Потому что была раньше мать его монахиней, а во-вторых, [поскольку] Владимир жил с ней, не женившись, то был он плодом прелюбодеяния. Потому и отец его не любил, потому что был он от двух отцов: от Ярополка и от Владимира» (там же).
Естественно, как мог Святой равноапостольный князь Владимир Креститель любить будущего братоубийцу! Правда, власть в Киеве завещал почему-то именно ему – биологическому сыну братоубийцы Ярополка и грешной монахини. Ну, так для того, чтобы читатели не обращали внимания на этот факт, у авторов летописи имелись многие хитрые приемы. Не здесь и не сейчас о них рассказывать – на то будет целая книга.
Но еще до этого дикарь совершил другое преступление. За отказ Рогнеды и Рогволда удовлетворить его просьбу о женитьбе, Владимир и Добрыня во главе наемных варягов вторглись в Полоцкую землю, самого Рогволда убили, а Рогнеду силой выдали замуж за Владимира. В трудах своих греческие монахи впоследствии описали жуткую сцену изнасилования диким князьком девушки на глазах ее отца и матери. А если учесть, что на то время Владимиру было максимум 18 лет (а Яков Мних вообще относит эти события к 978 году), но и это в пиковом случае, а скорее всего – лет 14 – 16, то Владимир выглядит совершеннейшим скотом. Эдакий малолетний насильник-террорист под чутким руководством доброго дядюшки Добрыни.
  Дабы укрепить и расширить ложь о диком страшном язычнике, историю с Рогнедой творчески развили, сочинив миф о ее скорбной судьбе. О том, как она родила Владимиру наследника Изяслава; как Владимир охладел к красавице, сослав ее в отдаленное село и забыв. Так появилась романтичный образ знаменитой Гореславы…
«Как месяц утренний, бледна,
Рогнеда в горести глубокой
Сидела с сыном у окна
В светлице ясной и высокой.
От вздохов под фатой у ней
Младые перси трепетали,
И из потупленных очей,
Как жемчуг, слезы упадали.
(К. Рылеев, «Ронгнеда»).
Но мы в это не поверим. Ни за что не поверим! Не было никакой «гречанки», жены Ярополка, которую (а, кстати, откуда летописец знал, что эта гречанка была беременна от Ярополка? Неужели справка от акушера-гинеколога имелась?) грязный садист и развратник Владимир принуждал к совместной жизни. Не было и горемычной Гореславы. Была одна жена – Рогнедь, которую за Владимира выдали сразу после завоевания им Киева – опять-таки из политических соображений.
Ладно, во времена оные не было возможности произвести элементарный анализ известных каждому школьнику фактов, но ныне!..
Господа академики стоеросовые! Сообщите нам, когда же Святослав умудрился привести Ярополку «грекиню»? Никак не позже 970 года (но на самом деле – даже раньше, ибо согласно «Повести…» Святослав сидел безвылазно в Киеве с 968 по 971 год). Но даже и в 971 году Ярополку было около 12 лет! Какая женитьба?! Если в 968 году эта самая монахиня «красивая с лица» имела от роду хотя бы 17 лет, то ко времени, когда Владимир захватил Киев, ее возраст приближался к 30-летию, она должна была быть старше своего поработителя почти вдвое! Панове академики, неужели вы согласны с тем, что 16-летний отрок соблазнился «старухой», имея, как нам рассказывают, сотни юных наложниц? И еще: может, кто подскажет дальнейшую судьбу «грекини»? Где она жила? Когда умерла? Где похоронена?
Идем дальше. Нас убеждают в том, что Рогнедь-Гореслава быстро надоела Владимиру, и он ее отослал прочь. Тогда объясните, откуда на свет Божий появились сыновья и дочери Владимира от этой женщины? Перечисляем всех, включая первенца, обратите внимание на даты рождения:
- Изяслав (978/79);
- Ярослав (ок. 978);
- Предслава (ок. 983);
- Мстислав (983);
- Всеволод (983/84);
- Премислава (г.р. не известен);
- Мстислава (г.р. не известен).
И это не считая других детей, отцом которых считается Владимир, а матери их не известны, а значит таковой могла быть и Рогнедь. Например, сын Позвизд, который, как убеждены историки, должен был рожден не позднее 988 года. Ничего себе, разлюбил…
Кто-то представляет себе, как в темную осеннюю ночь, перебравши меду, Владимир скачет за Киев, к нелюбимой Гореславе, чтобы в очередной раз изнасиловать? Просто так, по садистской привычке?
А знаете, почему такая неестественная плотность в датах рождения даже «хорошо» известных науке детей Владимира от Рогнеды? Да потому, что требуется уместить их в период между 978 и 987 годом. А если брать официальную историографию – то между 980 и 987-м? За семь-восемь лет эта женщина «умудрилась» родить семь детей! Минимум! Оттого и видим в датировке удивительные вещи.
А почему Рогнеда должна была «успеть» до лета 987 от рождества Христова? Потому, что существует легенда, согласно которой в это время Гореславе-Рогнеде вдруг пришло в голову отомстить Владимиру за убийство родителей и она попыталась мужа зарезать. За это полагалась казнь, но по совету бояр князь ее выслал в Полоцкую землю. Финита.
Так вот, уважаемые, о вражде между Владимиром и Рогнедой мы говорить не можем. Враки все это. И покушения никакого не было в 987 году. А жили эти люди, может и не душа в душу, но – вполне мирно, как множество семей, вплоть до лета 988-го, когда Владимиру потребовалось жениться на Анне Византийской. Потому последний ребенок от их совместного брака вполне мог родиться и в 989 году, «разбавив» таким образом суперплотность в приведенном нами выше списке.
Только летописцам, а вслед за ними историкам никак нельзя идти вслед за этой версией, потому что… Обратим внимание на дату «развода» Владимира и Гореславы. Случилось это перед заключением брака его с Анной.
В христианских странах времен Средневековья не существовало понятия развода. Как известно, браки заключаются на небесах, потому расстаться с женой мужчина мог лишь в одном случае: если она не могла дать ему наследника. И то на это требовалось официальное разрешение Церкви. Но это – в Европе, которая исповедовала Римский обряд. У православных же даже этого исключения не было.
Что же делать, если нельзя, но очень надо? Выход был найден. Требовалось старую жену запроторить в монастырь. После того, как женщину постригали в монашество, изменив даже имя, она «умирала» для «мира», и ее муж считался свободным.
Вот именно эта доля и ждала Рогнедь. Владимиру очень был нужен этот – политический – брак с византийской принцессой. Потому прежнюю жену ждала незавидная участь провести остаток жизни за монастырскими стенами.
Да ведь в исторических трудах практически слово в слово говорится об этой нашей версии!
«Рогнеде послал сказать: «Я теперь христианин и должен иметь одну жену; ты же если хочешь, выбери себе мужа между боярами». Рогнеда отвечала: «Я природная княжна. Ужели тебе одному дорого царство небесное? И я хочу быть невестой Христовою» [145].
Вот только, памятуя о том, что Владимир не должен был применять христианский способ развода до своего «крещения», господин граф, и С.М. Соловьев, у которого тот списал это известие, переносят его на время, когда Владимир уже был христианином. Не уточняя, что поступать так (отдать в постриг) с женой Владимир, в случае если был язычником, а потом крестился, не имел никакой надобности, ибо крещение отменяло все прежние браки бывшего язычника, которые с точки зрения Церкви, были, конечно же, незаконными. А вот ежели они оба были христианами…
Вот это место в биографии Владимира и Рогнеды, уважаемый Читатель, и является одним из ключевых, ибо применение одного из христианских способов средневекового развода Владимиром четко указывает на то, что в 987 году он язычником не был! Более того, брак с Рогнедой заключался именно по христианскому закону!
И свое прозвище – Гореслава – первая и единственная до брака с Анной жена Владимира получила не потому, что Владимир ее разлюбил и третировал, а наоборот – потому что из-за большой политики она была вынуждена покинуть любимого мужа и детей и уйти в монастырь. И не осуждала Рогнедь Владимира, не проклинала его и тем более не бросалась на него с ножом кухонным. Она все понимала и принимала. Великая княгиня Киевская Рогнедь так же, как и ее муж, обязана была обеспечивать интересы государства. Пусть даже жертвуя собой.

Да, кстати, а ведь из летописи четко видно, что Рогнеда была христианкой! Слишком их что-то много, христиан вокруг Владимира оказывается, не находите?

P.S. Желаете приобрести книгу "Владимир. Крещение ложью"?  Узнать, кто и почему убил Владимира Великого; чем князья Борис и Глеб были смертельно опасны для Византии; крестил ли Владимир Русь в 988 году или это грандиозная историческая мистификация? 
Детали здесь:
http://pavlopraviy.blogspot.com/2015/10/blog-post_20.html

1 комментарий:

  1. :) наша таинственная история, столь же таинственная, как строительство пирамид на плато Гиза. Так каким же было начало земли русской?
    "Лета 862. В Ладоге престол. Синеус в Белозере. Трувор в Изборске. Рюрик со братиею своими домами, собравшись и взяв русь с собою, пришли к славянам и утвердили город старый Ладогу. И сел старший из них Рюрик в Ладоге, другой Синеус сел в у нас в Белозере, а третий Трувор в Изборске. От тех варяг прозвалась страна сия Русь, что потом Новгородская страна именовалась; ибо прежде были князи по родам их, а ныне владеют бывшие от рода варяжского" (Василий Татищев "Повесть временных лет")
    Князи по родам - русичи. Русичи и варяги со славянами - параллельные антропологические (антропоэмоциональные) типы. Давно было происхождение русчией, тысячи лет назад.

    ОтветитьУдалить